Уильям Уоллес Дэнслоу

Уильям Уоллес Дэнслоу: так звали иллюстратора первого издания "Волшебника страны ОZ", написанного Фрэнком Баумом.

Они познакомились на чикагской ярмарке в 1893 году. Дэнслоу был страдающим от алкоголизма художником-самоучкой, Баум — сыном миллионера-нефтяника.

Удивительно, но они подружились. И проводили кучу времени вместе, обсуждая совместный проект — тогда еще неизданную книгу о Дороти и ее друзьях.

Дэнслоу создал для книги больше сотни иллюстраций, друзья сразу решили, что иллюстрации будут цветные. Цвета играли в книге важную роль — палитра менялась в зависимости от события или ландшафта. Из серого Канзаса через синюю страну манчкинов и изумрудный город к красному финалу. Книга складывалась в радугу. Довольно смелое решение, учитывая, что дело было в конце 19 века, и цветная печать была настолько дорога, что им отказали все издатели.

— Вы в своем уме? Это никогда не окупится!

И они напечатали OZ за свой счет.

И Баум и Дэнслоу были очень довольны результатом и даже собирались взяться за что-то новое.

Но — не случилось. Потому что "Волшебника страны OZ" ждал небывалый успех. Эта история о том, как слава уничтожила дружбу двух талантливых людей. Не только дружбу, но и карьеры.

Когда на Баума и Дэнслоу обрушилась поплуярность, их отношения резко испортились. Возник вопрос: а чья это заслуга?

Баум — автор текста. Но миллионы детей в США влюбились в книгу именно благодаря чудесным иллюстрациям. И теперь уже невозможно сказать, что там было важнее. Или точнее: важно было и то, и другое. Синергия.

В 1902 году Баум и Дэнслоу, тогда еще друзья, подписали контракт со студией на создание мюзикла по мотивам книги. Адаптацией занимался Баум. Очень скоро мюзикл Wicked стал самым кассовым в истории, и его успех буквально озолотил авторов. Проблема в том, что по контракту Дэнслоу владел половиной авторских прав, и Баум был обязан отдать ему половину роялти.

Вот тут-то их дружба и треснула. Баум заупирался, ведь именно он писал адаптацию, именно он автор истории и текста, с какой стати он должен отдавать половину гонорара Дэнслоу, который ничего не делал?

И с этого момента они разговаривали только через адвокатов.

Дэнслоу к тому времени стал брендом. Его имя на иллюстрации подбрасывало продажи газет до небес. Единственный иллюстратор своего времени, которого все знали по имени.

Баум никогда не планировал писать продолжение OZ, но сотни тысяч писем от детей заставили его сесть за стол и начать сиквел. Он поддался соблазну и миллионным тиражам. И нанял другого иллюстратора.

Уже работая над продолжением Баум узнал, что Дэнслоу, — которому, напомню, принадлежала половина прав на книгу, — тоже пишет свою версию продолжения. И — самое смешное — их продолжения выходят в одной газете.

Сиквел Дэнслоу был более успешен. История была дурацкая, но узнаваемость иллюстраций сыграла решающую роль.

Дэнслоу стал настолько богат, что купил себе целый остров на Бермудах и — я не шучу — провозгласил себя королем этого острова.

А потом — потом началось падение. Две следующие книги Дэнслоу провалились, ведь он был талантливым художником, но не умел сочинять истории. Он запил, впал в депрессию. От него ушла жена. Он промотал все состояние.

Он умер ночью, находясь в загуле, когда проматывал огромный гонорар за иллюстрацию к обложке для журнала "Тайм". Всю ночь ходил из бара в бар, накачивался вискарем, прилег отдохнуть на холодную землю — и уже не встал.

А что же Баум? Баум до конца жизни потакал читателям — писал сиквелы к OZ, которые без иллюстраций Дэнслоу были уже не так уж и хороши.

— А как ты можешь разговаривать, если у тебя нет мозгов? — спросила Дороти.
— Я не знаю. Но многие из тех, у кого нет мозгов, очень любят разговаривать, — ответило Чучело.

Текст — Алексей Поляринов, автор канала @Polyarinov