Бернар Вербер о литературе и медиумах.

Бернар Вербер о литературе и медиумах.

Когда книга написана, она мне уже не принадлежит.

Настало время новой фантастики. Новая фантастика исследует не машины, а духовные границы человека, находящиеся в нашем сознании.

Большинство моих книг посвящены месту человека в мире и его отношению с другими системами. И с животными тоже. 

Мой герой умирает на первой странице нового романа. Я пока ещё жив. Если я умер, то я этого пока ещё не понял.

Ущипните себя — если вам больно, значит вы ещё живы. 

Медиум сказала мне, что умершие люди думают, что они ещё живы. Это как если бы отражение в зеркале думало, что оно и есть настоящий человек.

Неоспоримое преимущество в том, чтобы быть мертвым — возможность проникать сквозь материю. Недостаток — на нее невозможно воздействовать.

Меня интересовало то, что персонажи — живой и мертвый — по двум разным краям мира дополняют друг друга. 

Я в прошлом — научный журналист. Я привык, что нужно убедить читателя, что я пишу правдивые вещи. Чтобы написать книгу я встречался с медиумами, которые делились со мной своим опытом. Я провел много времени в архивах и нашел неоспоримые истории из прошлого о взаимодействии двух миров — загробного и реального.

Я нашел в архивах историю об убийстве, которое было раскрыто с помощью медиумов. Это было убийство, совершено в 1900 году. Мать девушки всретилась с медиумом и вошла контакт с убитой. И та помогла раскрыть убийство.

Привидения — не злые и не добрые. Они такие же как живые люди. Разные. Просто они существуют в мире, где нет материи. 

Концепт блуждающей души мы находим во всех духовных учениях.

Религии насаждают страх смерти. Но я хотел показать, что говорить о смерти не страшно.

Буддизм учит нас, что умирая вы можете остаться в этом мире, став фантомом. Или переродиться заново. Мне нравиться эта идея. 

Реинкарнация — это как перезагрузка компьютера и очищение оперативной памяти. Хотелось бы помнить , оставшись здесь ещё на какое-то время и стать фантомом, чтобы посмотреть, как тут все без вас работает.

Очень было бы интересно прийти на свои похороны и посмотреть кто пришел. Я решил, что стану фантомом и побуду на земле ещё месяц, чтобы посмотреть, будут ли лучше продаваться мои книги. И снимут ли по моим романам, наконец, фильмы. 

Пишу каждый день с 8 до 12 дня. Я спортсмен. Эта деятельность не утомляет. Я впадаю в транс. В начале я перечитываю написанное вчера. А потом возникает момент, когда я отрываюсь от земли. И я больше не управляю историей. Меня снимали на камеру во время этого процесса — кажется будто бы я сплю, но мне весело. 

В 11 наступает момент, когда я теряю понятие о времени. Как будто я в шаманском трансе. Я получаю удовольствие. Если бы я жил на острове где не было читателей и издателей, я бы все равно продолжил писать.

Писатель не думает о технике, он думает только об эмоциях.

Для меня книга — это магия. Самое сложное это придумать такой сюжет, чтобы в конце получилось вытащить кролика из шляпы.

Меня интересуют гипноз и техники, позволяющие менять сознание. Читатель погружается в это состояние тоже и понимает, узнает книгу, вещи, о которых он не знал. 

Как только я заканчиваю книгу, я хочу начать новую. Кроликам нужно все время жевать что-то, иначе зубы начинают расти вовнутрь. Мне все время нужно грызть историю. Написанная книга, вышедшая из меня, живёт, сама по себе, своей жизнью.

Чтобы возникло чувство освобождения, нужно ощущение, что что-то завершено. Но у меня нет такого чувства. Когда такое чувство придет — значит, я умер.

Я открываю кран в голове и оттуда начинают литься персонажи, диалоги, ситуации. Все писатели, которых я люблю — внутри них течет река историй, по которой они плывут.

Новый роман Вербера (спасибо Первой редакции издательства "Эксмо") — огонь. Всем читать.

Новый роман тем интереснее, что он о быте — пусть и загробном — настоящего писателя.